16+

МОДНЫЕ СОВЕТЫ

Признания в любви великих писателей

Эрнест Хемингуэй и Марлен Дитрих

14 февраля просто необходимо показать силу своих чувств возлюбленным. Учимся писать «валентинки» у великих.

Эрнест Хэмингуэй — Марлен Дитрих
«Ты так прекрасна, что твои фотографии на паспорт следовало бы делать трехметровыми!»
«Мы оба одиноки и должны понимать это. Я влюбился в тебя, но ты всегда влюблена в какое-нибудь ничтожество».
«Влюбляюсь в тебя, это ужасно!»
«Я забываю о тебе иногда, как забываю, что бьётся моё сердце».
«Все люди делятся на две категории: те, с которыми легко, и также легко без них, и те, с которыми сложно, но невозможно без них».
«Дорогая Марлен, я так сильно тебя люблю! Надеюсь, и ты меня. Я уже закончил писать страницу 596. Сейчас иду на рыбалку».

Лев Толстой — Софии Бернс
16 сентября 1862 г. «Софья Андреевна, мне становится невыносимо. Три недели я каждый день говорю: нынче все скажу, и ухожу с той же тоской, раскаянием, страхом и счастьем в душе. И каждую ночь, как и теперь, я перебираю прошлое, мучаюсь и говорю: зачем я не сказал, и как, и что бы я сказал. Я беру с собою это письмо, чтобы отдать его вам, ежели опять мне нельзя, или недостанет духу сказать вам всё.
… я не завидую и не буду завидовать тому, кого вы полюбите. Мне казалось, что я могу радоваться на вас, как на детей…»

Александр Пушкин — Наталье Гончаровой
Март 1830 г. «Чем более я думаю, тем сильнее убеждаюсь, что моё существование не может быть отделено от вашего: я создан для того, чтобы любить вас и следовать за вами; все другие мои заботы — одно заблуждение и безумие. Вдали от вас меня неотступно преследуют сожаления о счастье, которым я не успел насладиться. Рано или поздно, мне, однако, придётся всё бросить и пасть к вашим ногам».

Джек Лондон — Анне Струнски
3 апреля 1901 г. «Дорогая Анна. Я говорил, что всех людей можно разделить на виды? Если говорил, то позволь уточнить – не всех. Ты ускользаешь, я не могу отнести тебя ни к какому виду, я не могу раскусить тебя. Я могу похвастаться, что из 10 человек я могу предсказать поведение девяти. Судя по словам и поступкам, я могу угадать сердечный ритм девяти человек из десяти. Но десятый для меня загадка, я в отчаянии, поскольку это выше меня. Ты и есть этот десятый.
Бывало ли такое, чтобы две молчаливые души, такие непохожие, так подошли друг другу?..»

Иван Тургенев — Полине Виардо
1 мая 1848 г. «Теперь же протяните мне ваши милые и дорогие руки, чтобы я мог сжимать их и долго-долго целовать. В особенности — правую, ведь ею вы пишете? Будьте же счастливы, самое лучшее, любимое существо».

X

Подпишитесь на новости:

Фото: Тимур Артамонов для Elle-Russia

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial